ул. Крылова 22 (ул. Никитина 5а)

Крылова 22 (Никитина 5а)
ул. Крылова 22 (ул. Никитина 5а). Автор: Роман Петрушин. 2015г.

История

Усадьба на углу улиц Монастырской (совр. ул. Крылова) и Никитинской (совр. ул. Никитина) досталась жене канцелярского служащего Анне Никандровне Перовой от вдовы коллежского регистратора Анисьи Антоновны Новокрещиновой по наследству и вводному акту от 24 февраля 1895 года.

29 ноября 1901 года Перова продала свой участок земли с деревянным домом и надворными постройками томскому купцу Диомиду Романовичу Шадрину за 9000 рублей.

После смерти Диомида Романовича домовладение согласно завещанию по определению Томского окружного суда от 14 октября 1911 года перешла в наследство брату Степану Романовичу Шадрину, а также его сыновьям Павлу, Василию, Михаилу и дочери Александре Ельдештейн.

18 июня 1913 года Иркутский купец Степан Романович Шадрин продал 1/5 долю в усадьбе за 1600 рублей Иркутскому купеческому сыну Василию Степановичу Шадрину. А 24 сентября 1913 года Иркутский купеческий сын Михаил Степанович Шадрин продал 1/5 долю за 1600 рублей жене Томского купца Александре Степановне Ельдештейн.

13 мая 1914 года оставшиеся собственники совершили раздельный акт. Единоличным владельцем усадьбы, оцененной в 5000 рублей, с деревянным двухэтажным домом и одноэтажным деревянным флигелем стал Иркутский купеческий сын Василий Степанович Шадрин. Александре Степановне Ельдештейн он выплатил 2000 рублей, а Иркутскому купеческому сыну Павлу Степановичу Шадрину 1000 руб.

На плане 1930-х годов на территории усадьбы находились: фундамент дома, одноэтажный дом и надворные постройки. Точных сведений, когда на месте фундамента появился двухэтажный деревянный дом, нет. Исходя из его архитектуры и декоративного оформления, можно предположить, что он построен до революции и мог быть перенесен с другого адреса. В данных БТИ год постройки 1940-й. На карте 1955 года он уже присутствует.

К настоящему времени сохранился только этот двухэтажный деревянный дом. Он используется как жилой. Остальные постройки усадьбы утрачены.

Автор текста: Роман Петрушин. При использовании материалов — ссылка на источник обязательна. Если у вас есть вопросы, поправки или дополнения, пишите об этом в комментариях.


Галерея изображений

Подписаться
Уведомить о
guest
7 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Евгений

По спискам домовладельцев в 1908 г. владельцем числится Дмитрий Романович Шадрин. Подозреваю, что на самом деле это известный купец Диомид Романович Шадрин (в списке избирателей 1906 и 1910 гг. нет других Шадриных, а в 1914 г. Шадрины Василий Степанович и Степан Романович с детьми Павлом, Михаилом и Александром).

Евгений

Вот еще, что по Шадриным. Степан Романович Шадрин — это брат Диомида Романовича Шадрина, его трое сыновей перечислены ниже: Павел, Михаил, Александр. У Д.Р. Шадрина от первого брака с Матреной Михайловной (умершей в 1900 г.) был сын Степан Диомидович Шадрин 1885 г.р. Но после кончины самого Д.Р. Шадрина в 1911 г. его домовладение по Карповскому, 1 (современный адрес Макушина, 3) унаследовал его внук по этой ветке Василий Степанович Шадрин (видимо С.Д. Шадрин до 1911 г. не дожил). И наследниками Д.Р. Шадрина по этому дому на Никитина стали либо В.С.Шадрин, либо (если были) дети от второго брака Д.Р. Шадрина с Евдокией Васильевной (умершей на следующий год после мужа в 1912 г.).

Евгений

С.Р.Шадрин был иркутским купцом 2 гильдии, как и брат Диомид занимался перевозкой грузов по Сибирскому тракту. Подозреваю, что предприятие у них было совместное. Возможно он и унаследовал все имущество после смерти брата в 1911 и смерти его вдовы через пол-года. Он вполне мог продолжать жить в Иркутске, а в списках томских избирателей числится как владелец недвижимостью стоимостью более 1000 р. Интересно, что В.С.Шадрин — внук Диомида, почему же Степан Романович продал дом внучатому племяннику? Скорее всего, это какие-то схемы с родственником для уменьшения налогообложения. Еще такой момент: Диомид Романович умер в 62, а Степану Романовичу в это время было уже 68. В таком возрасте бизнес наследникам передают. Кстати, с извозом после постройки Тринссиба стало туго и оба брата вкладывали деньги в недвижимость в Томске и Иркутске соответственно. У Диомида кроме Крылова, 22 были дома на пер. Макушина, 3 и пр.Ленина, 95, а до 1908 г. еще и пл.Соляная, 3 и ул. Пушкина, 14 (позже проданные). У Степана было два доходных дома в Иркутске. Кроме этого Диомид занялся еще и золотопромышленностью. История очень похожа на ТД Кухтериных.

Евгений

Значит Василий Степанович — сын С.Д.Шадрина. Интересно, что у дома Д.Р.Шадрина по Иркутской, 14 (совр. Пушкина, 14) в 1915 г. хозяевами значатся наследники Едельштейн. Значит, этот дом достался дочке С.Д.Шадрина Александе Степановне Едельштейн. Видимо, у Д.Р.Шадрина к его смерти в 1911 г., несмотря на 2 брака, прямых наследников не осталось. А судя по разделу наследства в 1914, видимо, в этот год умер и С.Д.Шадрин. В 1915 г. по Ленина, 95 и пер. Соляной, 7 (не сохранился) владельцами значатся наследники Шадрина, дом по пл. Соляной, 3 уже принадлежит некоей Леокадии Феликсовне Тваровской.